Спецпроект «НАШ ЧЕЛОВЕК»

05.07.2019 774

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

Про таких, как Эдуард ТИКТИНСКИЙ, говорят, что все у них получается. Судите сами: президент Группы RBI, Почетный строитель России, обладатель ордена «За заслуги в строительстве», включен в число лучших российских девелоперов, которые внесли наибольший личный вклад в развитие отрасли за последнее десятилетие. Список достижений этого удивительного человека можно продолжать и продолжать. Однако то, что есть в человеке, несомненно, важнее того, что есть у человека. Эдуард ТИКТИНСКИЙ – уникальный пример успешного бизнесмена, который находится в гармонии с самим собой, имеет четко сформулированную жизненную миссию, не останавливается в личностном развитии и готов делиться своим мировоззрением с окружающими. Потому что лидеры знают, какой они хотят видеть свою жизнь, и делают ее такой.

В его истории примечательно то, что компанию, которая сегодня является одним из самых узнаваемых игроков петербургского рынка в сегменте элитного жилья и недвижимости бизнес- и комфорт-класса, он основал еще студентом, когда учился на 2-м курсе. Эдуард Саульевич уверен, что самое ценное в образовании – не сами знания, а, собственно, навык учиться. Об этом мы с ним и поговорили.

- Эдуард Саульевич, как получилось, что вы пошли в технический вуз? Родители-врачи не пытались вас в какой-нибудь медицинский отправить, чтобы вы продолжили династию?

- Честно сказать, не помню, как это получилось. Уже невозможно объяснить – можно только легендировать, но делать этого не хочется. Это точно не было каким-то глубоким осознанным выбором. Первые восемь лет я учился в школе с углубленным английским, а 9-10 классы – в физико-математической. И поскольку физика с математикой были выше обычного уровня, как-то сам собой и всплыл Политех. С родителями мы, конечно, обсуждали, но в медицинский они меня отправить не пытались. Для них, скажем так, это была непростая работа, поэтому такой судьбы они мне не желали. С другой стороны, у меня была четкая ориентировка на предпринимательство, и большая благодарность маме, что не без ее совета возник факультет экономики Политеха.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

В 1994 году закончил экономический факультет ЛПИ по специальности «инженер-экономист». Основатель и президент Группы RBI

Почетный строитель России, обладатель ордена «За заслуги в строительстве», включен в число лучших российских девелоперов, которые внесли наибольший личный вклад в развитие отрасли за последнее десятилетие. В 2017 году удостоен премии «Эксперт года» в номинации «Эксперт в сфере бизнеса и инноваций». В 2018-м признан «Персоной года» федерального конкурса в сфере недвижимости Urban Awards и «Девелопером года» в рейтинге газеты «Деловой Петербург».

Частью своей жизненной миссии считает развитие предпринимательства в России и поддержку молодых предпринимателей, выступает с лекциями в ведущих вузах Санкт-Петербурга. В 2017-м стартовали два больших социальных проекта RBI – работа с одаренными старшеклассниками в «Школе будущих лидеров RBI» и медиа-цикл «Разговор со смыслом». Оба проекта являются продолжением личной философии Эдуарда ТИКТИНСКОГО: они направлены на развитие человека, на то, чтобы показать и дать возможности для личностного роста.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

У меня с детства была ориентация на социальную успешность. Мне казалось, что буду адвокатом, просто потому, что тогда не было других коммерческих профессий, а эта представлялась как наиболее «предпринимательская». Это начало 90-х, экономические специальности как раз тогда в моду входили. И когда с моим поступлением в Политех фактически появилась возможность предпринимательства, для меня это уже был очевидный путь.

- То есть с поступлением сложностей не возникло?

- Опять же в силу того, что физмат школа дала способность достаточно легко написать экзамены, поступить мне было легко. Да и учиться было нетрудно. Но поскольку уже на 2-м курсе появилась постоянная работа, а затем и собственный бизнес, могу сказать спасибо Политеху, что ко мне относились достаточно лояльно. Я приходил, сдавал экзамены, сдавал их нормально, и в целом всех это устраивало.


На 2-м курсе появился собственный бизнес. Могу сказать спасибо Политеху, что ко мне относились лояльно. Я приходил, сдавал экзамены, сдавал их нормально, и всех это устраивало


- Расскажите, что это была за работа?

- Когда мне был 21 год, появилась RBI. До этого около года я работал в агентстве недвижимости – начиная от менеджера по рекламе и заканчивая генеральным директором.

- То есть буквально за год вы сделали космический скачок карьерный! Как?

- Мы же с вами понимаем, что в то время были совсем другие реалии – и карьерные лифты значительно более простые. Если у тебя высокая мотивация, хороший интеллект, волевые навыки и стремление относиться к какой-то работе как своему делу, то были реально хорошие шансы продвинуться. Видимо, у меня получалось, и хозяин агентства разглядел во мне потенциал, который и поставил на пользу делу.

- А внеучебная студенческая жизнь – вы как-то проявили себя в ней?

- Работа была на полную катушку. Но интересный опыт, когда я на 1-м курсе взял еще один иностранный язык. У меня достаточно свободный английский, но почему-то в тот момент я посчитал это любопытным и начал заниматься немецким. Правда, не очень понятно, зачем это было нужно.

Это не совсем связано с Политехом, но если говорить о том времени, то мне посчастливилось пройти курс в Центральном институте повышения квалификации. Проводил его Европейский банк реконструкции и развития для преподавателей и профессуры вузов. Маркетинг, менеджмент нам приехали преподавать блестящие лекторы. Например, приватизацию читал бывший министр приватизации Польши Кшиштоф Лисс, экономику и финансы – Дерек Стоун, преподаватель Лондонской школы экономики. Это, конечно, сильно раскрыло картинку, появились книги, которые я начал читать в больших количествах. И с тех пор большая часть моего образования строилась как самостоятельное обучение. Но я еще раз хочу подчеркнуть – это важно, что моя история практически совсем не применима к современным реалиям.

- Что вы имеете в виду?

- Сейчас наличие качественного образования очень важно, потому что конкуренция на рынке как предпринимательском, так на рынке труда, достаточно высокая. И важно, чтобы человек не оказался на этом рынке без определенного набора важных личностных качеств, кругозора, социальных связей, которые в именно институте появляются. То есть та история – это история уникального слома экономического уклада, изменения его и возможности занять абсолютно свободные ниши вовремя. В таком виде сейчас это уже, конечно, не работает.

- Но сегодня тоже время трансформации, в том числе в образовании – все идет к цифре. И есть мнение, что скоро вообще не будет университетов как таковых и преподавателей как таковых – только роботы и гаджеты. Вам кажется это правильным путем развития?

- За последние 100 лет научно-технический прогресс кардинально изменил нашу жизнь. И мы не можем выступать против чего-то, в данном случае против того, что мир цифровизируется, и говорить, хорошо это или плохо. Это все равно, что рассуждать – хорошо или плохо, что появились машины или что у нас есть электричество. Ясно, что искусственный интеллект, пусть даже пока в виде того, что называется машинным обучением, тоже может кардинально поменять нашу жизнь – длительность и качество. Поэтому давайте ваш вопрос разделим на две части.

Считаю ли я, что останутся живые университеты? Безусловно. В этом нет никаких сомнений. Станет ли их значительно меньше? На мой взгляд – тоже безусловно. То есть все, что средненького уровня, оно исчезнет, не будет востребовано. А лучшие университеты, топовые, будут востребованы еще больше, потому что ничто не заменит человеческого общения. Я думаю, что онлайн-обучение будет, скажем так, дешевое, а элитное останется живым.

Образование – это же история не только про получение знаний. Важен носитель знаний – не цифровой двойник, а кто-то реальный. Ведь получение знаний – это не съем информации, это совсем другое, то, что идет от сердца к сердцу. Мы доносим что-то важное до людей через свою энергетику, тембр голоса, через посыл, то есть то, что исчезает удаленно. И второе: для каждого человека, который хочет быть успешным, важны социальные связи, которые будут использоваться в течение всей жизни. Мы же не хотим иметь общество социопатов. И университет – это как раз шанс создать социальные связи людей, между которыми изначально больше чего-то близкого, людей со схожим уровнем интеллекта, схожим уровнем жизненных задач.


Университет – это шанс создать социальные связи людей, между которыми изначально больше чего-то близкого, людей со схожим уровнем интеллекта, схожим уровнем жизненных задач


- У вас сложились такие связи в университете? Есть люди, с которыми вы общаетесь до сих пор? Им мы, вероятно, и «черную метку» передадим – как кандидатам для следующих интервью?

- У меня много теплых воспоминаний с первого курса, когда я еще учился (Улыбается.). Конечно, в силу сжатости времени и того, что начал практически одновременно учиться и работать, я не смог в полной мере насладиться студенческими годами. Есть несколько человек, с кем мы познакомились в Политехе, но не все мои однокурсники, они были чуть постарше и с других факультетов. Длительность отношений важна, потому что когда ты человека давно знаешь, то относишься к нему с большим доверием. Мне кажется, что из тех, с кем я общаюсь, это Максим Шубарев, он заканчивал отраслевой факультет Политеха, и Эдик Райкин тоже политехник. Вот два человека, которых могу порекомендовать.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Мы с вами в некотором роде коллеги, ведь вы ведете аналогичный спецпроект, «Разговор со смыслом», правда в формате видео-интервью, и общаетесь интересными людьми, среди которых – один из лучших фотожурналистов России Сергей Максимишин. Он тоже наш человек!

- Да-да, Сергей закончил Политех. Он замечательный собеседник. Недавно у него вышла еще одна книга, и это уже больше даже книга рассказов, чем фотографии. Кстати, две его работы висят у меня в кабинете.

- Расскажите, как вы отдыхаете?

- Стараюсь поддерживать так называемый work-life balance. Идея же не в этом, что надо много и тяжело работать. Когда 25 лет занимаешься предпринимательством, акценты постепенно смещаются. Сегодня моя задача – создавать такие условия, чтобы мои коллеги и партнеры могли достигать нужных результатов, иметь хорошую мотивацию, драйв для того, чтобы расти, развиваться самим и развивать компанию. Не могу сказать, что я трудоголик и с утра до ночи, включая выходные, работаю. И у меня нет жесткого разделения между работой и отдыхом. Но у меня есть вызов, чтобы те задачи, которые находятся непосредственно на мне, были быстро решены, и чтобы я не задерживал процесс. Если я чувствую, что нагрузка растет, значит, начинаю смотреть, что и как можно перераспределить. И вообще, задача делегирования полномочий, доверие и рост людей, которые делают что-то лучше, чем я, – это очень важная для меня задача. И считаю, что достаточно успешно ее решаю.

А что касается отдыха, то, как говорит одна моя знакомая, я – «человек ритуалов». То есть если суббота – это футбол, это баня обязательно, общение с друзьями, ничего стараюсь не планировать и не отвлекаться ни на какие другие мероприятия. Потому что эти сутки на даче дают мне возможность очень хорошо перезарядиться, отдохнуть, набраться свежей энергии.

Если говорить об отдыхе вообще, то он разнообразен. На новогодние каникулы в последнее время предпочитаю несколько дней посвящать какой-то активной программе, а потом окунаться в пляжный отдых. Во второй половине дня могу играть в гольф, а в первой – просто лежу и читаю, думаю. То есть рождественские праздники – это время, когда я прочитываю 4-5 и больше книг, размышляю, и вообще стараюсь категорически «замедлиться». Еще ретритные специальные поездки, где я стараюсь максимально все отключить и просто занимаюсь энергетическими практиками с утра до вечера вместе со своими товарищами и наставником. Это тоже сильная такая перезагрузка.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Про футбол – в вашем случае это игра или боление?

- Игра, конечно. Вообще, футболом увлекаюсь с раннего детства. Играл во всех любительских командах в школе, пионерском лагере, за любительские сборные. Кстати, в Политехе с футболом было связано сильное эмоциональное переживание. Играл на 1-м курсе за сборную ФЭУПа – факультета экономики и управления производством. Мы встречались с гидротехом, а там были ребята из ленинградского «Динамо». Поэтому мой длинный перерыв в футболе был связан фактически с той игрой, когда мы проиграли со счетом… что-то типа 7:0. Я увидел, какая огромная разница между людьми, которые более-менее профессионально занимаются, и вот такими глубокими любителями, как мы. Это была сильная психологическая травма (Смеется.).

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Еще какой-нибудь смешной случай из студенческой жизни расскажите.

- Не помню на каком курсе, сдавал я бухгалтерский учет. И так получилось, что в силу занятости или неорганизованности пришел сдавать его первый раз, когда уже была третья или четвертая пересдача. И, откровенно говоря, не готовился. Со мной сидели пара парней, кажется, из Уганды. Я еще немножко опоздал, взял билет и стал готовиться. В это время отвечал один из тех пареньков. И так измучил бедную молодую преподавательницу по бухучету, что она уже всё: «Идите, три – не могу больше это слушать!» А после него я вышел отвечать. Было два вопроса, один связанный с бухгалтерскими проводками, но я его просто вычеркнул, потому что не знал номера проводок. Второй вопрос экономической тематики, и я начал на него отвечать. Преподаватель удивилась: какой необычный способ доказательства, мы этого не проходили... А я и вправду ничего не проходил, а отвечал исходя исключительно из своего экономического кругозора. Но где же, спрашивает меня, ответ на первый вопрос? Пришлось признаться, что номера проводок я не знаю. А она: «Что ж, придется вам поставить тройку». Да и ладно, ставьте тройку, потому что проводки я все равно не пойду учить – мне это категорически не интересно. Такая вот была забавная история.

- Вернемся к книгам. Вы много читаете, а что из последнего могли бы порекомендовать не только молодым, но и максимально широкому кругу читателей?

- Если будет возможность, посмотрите у меня в фейсбуке есть хэштег – #книгиучителя. Публикую там много рецензий, уже порядка 50, наверное, можно посмотреть. Я аккуратно отношусь к рекомендациям, но могу назвать несколько последних книг, которые мне интересны. Они абсолютно разные Две книги посвящены платформам, я их сейчас читаю. Первая – «Революция платформ», рассказывает о важнейшем экономическом и социальном явлении нашего времени – новой бизнес-модели, использующей технологии объединения людей, организаций и ресурсов в интерактивной экосистеме. Ее уже поставили себе на службу Uber, Amazon, eBay и другие динамично растущие бренды. А вторая книга – Эндрю Макафи и Эрика Бриньолфсона «Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее». И еще две очень любопытные книги Роберта Кигана – «Культура для каждого», о принципиально новой модели для раскрытия потенциала компании, и «Неприятие перемен», где описывается, почему у людей есть сопротивление к переменам и как преодолевать то, что имеет не технические, а глубоко психологические корни.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

Другая точка моего интереса в литературе – это Евангелие с комментариями Йогананды. Это человек, который принес йогу в Европу и Америку в 30-х годах прошлого века, а самая известная его книга, миллионными тиражами разошедшаяся, – это «Автобиография йога». Йогананда – абсолютно просветленный человек. Я прочел еще «Бхагавадгиту» с его комментариями, и сейчас читаю Евангелие. Это книги, которые сильно расширяют мировоззрение. Конечно, расстраивает то, что синодальные переводы священных текстов от редакции к редакции становятся более примитивными и плоскими, все дальше уходя от сути текста, все более просто пытаясь объяснить вещи, которые являются метафизическими, весьма приземленным образом. Смыслы уходят. Я всегда говорю, что человеку очень важно выстроить свои отношения с Богом, с высшими силами – это один из краеугольных, если не самый важный, камень мировоззрения человека. Когда ты для себя отвечаешь на вопрос, как все в мире устроено, и как я соотношусь с этим миром.

-Да, глубокие, хорошие мысли. Читала вашем блоге, вы пишете, что в программу обучения в школе хорошо бы включить предмет о Вере. И главное, чему этот предмет должен научить подрастающее поколение, – это Любовь и Вера, потому что в итоге все религии про это. А далее человек уже сам разберется, с какой религией ему по пути.

- Если ему нужна будет религия. Потому что вера и религия – это разные вещи.

- Ну хорошо. С книгами разобрались, пойдем дальше. Что слушаете, смотрите?

- Классическая музыка – безусловно. И если могу про себя сказать, что я «книжник», то что касается музыки, я здесь не являюсь экспертом, я ни черта не знаю, вернее знаю только одно: частота классики не сопоставима ни с какой другой музыкой. И я просто прихожу время от времени в филармонию на обычный абонемент – не обязательно на концерт, где очень дорогие билеты, где есть ажиотаж и «все будут». Недавно был в концертном зале Мариинского театра и слушал сольный концерт скрипача Павла Милюкова – от Баха до Шнитке. Поэтому классическая музыка, я всегда про это говорю, это качество сосредоточенности. То есть ты как будто наедине сам с собой остаешься. Это интересный опыт, очень сложный для большинства людей: если ты убрал телефон куда глубоко в сумочку или в карман, и его не достаешь, а остаешься наедине со своими мыслями – а они же все время приходят, приходят в голову – многим становится не по себе… Я всегда по-доброму завидовал людям, у которых есть музыкальное образование и которые глубоко понимают музыку. Вот один мой друг, по образованию юрист, обожает музыку. Он читает ноты и впадает в какое-то состояние экстаза. То есть в его голове музыка звучит в этот момент, и это что-то космическое. А у меня нет способности так глубоко погрузиться в музыкальное произведение.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

Театр – да. Один из последних походов – со старшим сыном на «Рождение Сталина» в Александринский театр. Интересная история, особенно в контексте нашей последовавшей дискуссии с восемнадцатилетним юношей о том, что такое тоталитаризм, жажда власти, борьба за власть, и так далее.

Кино для меня по какой-то причине – просто лёгкий отдых. Я не большой любитель артхауса, каких-то сложных лент. Недавно посмотрел сериал «Домашний арест». Считаю, что это просто Гоголь настоящий. Настолько талантливо – даже не мог себе представить, что так могут сделать сценаристы, где каждая роль просто какой-то архетип современности, как в «Мертвых душах».

- Сейчас идет приемная кампания в вузах, и для абитуриентов, и их родителей – горячая пора. Но вы на лекции в Политехе признались, что не видите своих детей «продолжателями дела RBI» и что вам хотелось бы, чтобы они сделали свой выбор сами.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Я не сказал, что не вижу – я сказал, что оставляю это решение полностью за ними. То есть у меня нет какой-то своей проекции на то, чем они должны заниматься. Старший на сегодня для себя выбрал биохимию. Ему еще год учиться в школе, а дальше будет поступать в университет. Он сильно повзрослел за последний год, и мне нравится, как ответственно он относится к учебе. Хотя это и непросто дается, но мы стараемся вместе найти вот это ощущение «сложного кайфа», то есть когда ты учишься, делаешь усилие и получаешь хорошую оценку или получаешь удовлетворение от того, что глубоко понял предмет. Найти в этом удовольствие – это большой вызов. Потому что если ты учебу воспринимаешь, как нечто, что делать надо, а жизнь – это что-то за пределами учебы, это плохой сценарий, потому что мотивация на учебу у тебя ниже, и ты как будто основную часть своей жизни живешь из-под палки, под давлением – «это надо, надо, надо, надо»... А где же «хочу»?


С сыном стараемся найти это ощущение «сложного кайфа» – когда ты учишься, делаешь усилие и получаешь хорошую оценку или удовлетворение от того, что глубоко понял предмет


Этому надо учиться. Вспомним, например, книгу «Поток» Чиксентмихайи. Автор нам напоминает: счастье – это не то, что просто случается с нами, это и искусство, и наука, это то, что требует усилий и квалификации. И люди, находясь в состоянии потока и решая сложные задачи на грани своих возможностей, испытывают максимальное удовлетворение. А когда лежат на диване и смотрят мыльные оперы или сидят в социальных сетях, это не приносит счастья. Поэтому я стремлюсь, чтобы дети научились «сложному кайфу». Маленькому 10 лет, еще рано говорить о выборе, но он с удовольствием играет в театре, у него хорошо получается, у него абсолютный слух – вот его история. Если старший у нас больше спортсмен, то младший больше эстет.

- Да, мне запомнилась еще одна ваша цитата из блога: «…чем бы они ни занимались, я посоветовал бы своим детям мечтать и ставить перед собой шокирующе высокие цели». Давайте что-нибудь пожелаем студентам и тем, кто только поступает в Политех, – да и вообще всем, кто собирается сделать какой-то важный жизненный выбор.

- Всегда важно погружать себя в образ какого-то отдаленного будущего. Я, например, уже классе в 5-м заявлял, что у меня будет водитель и домохозяйка, а во снах видел, как сижу в «Волге». То есть если ты там чувствуешь себя хорошо и понимаешь точку, куда хочешь прийти, то уже можешь строить свою «карту местности». Со временем твоя точка может поменяться много раз, но замах будет хороший и вектор понятный. Хочу пожелать, чтобы ребята осознанно относились к своему времени, к тому, чем они заняты каждый момент, особенно в учебе. Чтобы понимали, зачем они на этой лекции и зачем делают это домашнее задание. Хочется пожелать, чтобы причины были связаны с их личными смыслами, а не потому, что «надо закончить» или «надо иметь высшее образование», или «потому что родители так хотят». Чтобы они постепенно находили причины внутри себя, зачем они учатся, для чего им это надо.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Ну а если в какой-то момент, не дай бог на последних курсах, становится понятно, что вот вообще не туда пошел. Что делать – заканчивать или уходить и делать то, что нравится?

-- Я никогда не даю такого рода советов, потому что это было бы глупо. Каждая ситуация индивидуальна, и надо разбираться с ней отдельно. Это совсем такое крупное обобщение, но если человек абсолютно четко понимает, что есть что-то, чем ему надо начать заниматься уже завтра, и что это дело его жизни, его энергия, его судьба, то да – надо бросать и уходить. А если размышляешь – вроде бы не мое, а что тогда мое?.. То это другая ситуация.

Образование – это часть взросления человека и получение определенного уровня зрелости. Жизнь меняется, и темпы изменений, действительно, очень высокие. И с этой точки зрения у людей, которые получают образование, самое ценное – собственно, не сами знания, а навык учиться. То есть умение учиться является ключевым навыком, потому что нынешним студентам за свою жизнь придется не раз и не два переучиваться. Приведу пример. У меня есть друг, сын которого в Оксфорде с красным дипломом закончил биохимический факультет. И сейчас он работает в крупной западной продовольственной корпорации, и быстро двигается по карьере не в части научно-исследовательских разработок, а в части менеджмента, программы талантов. За такими, как он, работодатели охотятся, потому что такие люди способны учиться очень сложным абстрактным вещам. Условно говоря, человек, который закончил Оксфорд с красным дипломом, способен будет разобраться и с экономикой, и с менеджментом, и с маркетингом – это более простые сущности. Поэтому важно не чему ты учишься, а насколько учеба сложна, и насколько твое сознание способно осваивать какие-то сложные материи.


Важно не чему ты учишься, а насколько учеба сложна, и насколько твое сознание способно осваивать какие-то сложные материи


- Группа RBI – одна из самых узнаваемых в Петербурге девелоперских компаний. Но вы не ограничиваетесь только строительством. Реализуете некоммерческие проекты, например, «Школу будущих лидеров» для талантливых старшеклассников. Что еще не сделано, и какие планы у вас?

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Я строю принципиально другую культуру внутри компании. Нет, не я строю, а мы строим – команда, все сотрудники. В результате этой культуры я хотел бы оказаться в точке, где мое участие в операционной деятельности не было бы существенно важно. Чтобы выросли и были готовы новые лидеры, чтобы можно было передать бразды. А в перспективе я хотел бы больше заниматься социальными проектами. «Школа будущих лидеров» – это, в общем, маленький проект, и в дальнейшем мы планируем его масштабировать. Но я хочу сделать еще много больших социальных проектов, чтобы помогать как можно большему количеству людей. И сегодня RBI – это, действительно, во многом не только коммерческий, но и социальный проект, потому что он связан с трансформацией культуры людей, которые работают здесь, их личностным развитием. Повторю, у меня есть желание увеличивать масштабы деятельности именно в плоскости того, чтобы пропагандировать культуру, которую я считаю ценной для будущего предпринимательства. К счастью, у меня получается достучаться до широкой аудитории и показать, что есть бизнес с человеческим лицом, бизнес, который уделяет большое значение тому, что чувствуют люди в компании, и что благодаря этому компания может обеспечивать высокие результаты и быть конкурентоспособной на рынке.

Эдуард ТИКТИНСКИЙ

- Мне кажется, Эдуард Саульевич, мы обо всем с вами поговорили.

- Да, вы прекрасно взяли интервью и допросили меня со всех сторон (Улыбается.). Спасибо, было интересно общаться.

- Благодарю вас.



Беседовала Инна ПЛАТОВА. Фото – Facebook Эдуарда ТИКТИНСКОГО