Спецпроект «НАШ ЧЕЛОВЕК»

24.05.2019 806

Саша АЛМАЗОВА

У Саши АЛМАЗОВОЙ много амплуа. Автор музыки и текстов, потрясающая певица, которая покоряет не только своим голосом, но и уникальной сценической харизмой. Лидер Non Cadenza – группы, которую называют первопроходцами отечественного соула, и частая героиня глянцевых журналов. А еще Саша пошла по стопам своей мамы и стала преподавателем. Маму в Политехе все хорошо знают – доктор педагогических наук, профессор Надежда Ивановна АЛМАЗОВА руководит Гуманитарным институтом.

Саша росла в интеллигентной и творческой семье. Родители дали ей всё по максимуму, это касается и образования, и занятий, и общей эрудиции, и любви. И сегодня Саша, сама уже в третий раз готовясь стать мамой, много размышляет о том, как важно помочь ребенку найти свой путь, найти баланс между мыслями, идеями, желаниями и возможностями. И бесконечно развиваться во всех отношениях. А помогут в этом любовь, умение созерцать и, наверное, осознанная, а не вынужденная дисциплина.

В 2004 году Саша поступила на факультет лингвистики в другой вуз, а на последнем курсе перевелась на аналогичный факультет в Политех. Окончила университет с красным дипломом, получив специальность «лингвист-преподаватель, лингвист-переводчик». Но и на этом не остановилась – поступила в аспирантуру и устроилась на должность преподавателя.

Саша АЛМАЗОВА

Саша АЛМАЗОВА

В 2009 году с красным дипломом закончила факультет лингвистики и межкультурных коммуникаций в СПбПУ.

Кандидат педагогических наук. Певица, композитор, лидер группы «Саша Алмазова и Non Cadenza».

Саша АЛМАЗОВА

Позднее защитила диссертацию и стала кандидатом педагогических наук. Но несмотря на то, что профессионально занимается именно английским языком, в плане творчества русские тексты и русский язык ей ближе. О том, как удалось совместить профессии музыканта и преподавателя, почему на финишной прямой не побоялась перевестись в другой вуз, и почему считает, что ее мама тоже могла бы стать звездой шоу-бизнеса, Саша рассказала в интервью.

Саша АЛМАЗОВА

- Саша, в Политех вы не поступали, а пришли сюда уже, скажем так, на финишной прямой. Почему так случилось?

-Да, я училась в Финэке на лингвиста-переводчика. И за те четыре года, что проучилась, поняла, что совершенно не хочу быть переводчиком. Мне хотелось связать себя с преподаванием. С одной стороны, просто пойти по маминым стопам. А с другой, я имела уже достаточно большую частную практику, потому что все студенческие годы преподавала английский. В Политех я приехала, опять же по рекомендации мамы, посмотрела – вдохновилась кампусом, этой особенной атмосферой студенчества, которая, мне кажется, очень явно присутствует в Политехе. Здесь чувствуется дух знаний, дух истории. Эти огромные аудитории – со старинной мебелью, пусть с потрескавшейся штукатуркой на потолках, но даже это придает какого-то шарма. Именно эта атмосфера вуза, обстановка, которые уже мало где сохранились, меня очень вдохновили, и я захотела сюда перевестись.

Помню, когда начались занятия, меня ошеломил размер территории кампуса. И каждый раз, когда я в очередной раз наматывала круги в поисках какого-то здания, корпуса, аудитории, думала – вот зачем на самом деле люди поступают в Политех! Видимо, чтобы учиться ориентированию на местности. Мы были раскиданы по разным зданиям, и это, быть может, не совсем удобно – носиться из одного здания в другое, зато все были в отличной форме (Смеется.).


Вдохновил кампус, эта особенная атмосфера студенчества, которая присутствует в Политехе. Здесь чувствуется дух знаний, дух истории


- Сам перевод – это была трудная процедура?

- Это было непросто. Потому что несмотря на то, что базовые предметы совпадали, по некоторым все-таки была разница. И мне пришлось быстро с ними «ознакомиться»: самостоятельно изучать, нагонять и сдавать параллельно с учебой в течение всего пятого курса. Немножко грустный момент был в том, что я пришла в уже сформировавшийся коллектив. Понятно, что у людей, которые проучились все это время вместе, совершенно своя жизнь, свои байки, свои истории, выезды на картошку и прочее. У меня все это было, но в другом вузе. А положительным было то, что коллектив Института прикладной лингвистики при Политехе и факультета лингвистики и межкультурных коммуникаций, куда я пришла, был очень хороший. Несмотря на то что я была непонятно откуда взявшейся новой однокурсницей, девочки меня тепло приняли, со многими я подружилась.

- Саша, из тех, с кем познакомились в те годы, вы дружите до сих пор?

- Я такой человек, что, в принципе, со всеми дружу. В процессе учебы все это было закономерно, и мы, конечно, общались, вместе проводили время. Но потом жизнь стала настолько стремительной, много событий произошло – появились дети, семьи, кто-то уехал за границу, и всем просто немножко не до этого стало. Вообще, мне кажется, сейчас редко образуются крепкие студенческие союзы на всю жизнь. Время другое, люди изменились, есть соцсети, где ты можешь присутствовать в жизни бывшего однокурсника, а он в твоей, и вы вроде друг за другом следите, всё знаете и можно уже не встречаться.

- Поэтому, чтобы подружились, а потом все время общались, такого нет. Возможно еще и потому, что я музыкой занималась – и хочется же с единомышленниками общаться. Потому что, когда у людей интересы не совпадают, общение сложно искусственно поддерживать. Я, естественно, много общаюсь с музыкантами. Когда училась, преподавала, конечно, было много коллег, друзей с моей кафедры. Пока ты находишься в одном ситуативном контексте – дружишь, пьешь кофе и куда-то ходишь вместе, это одно. Но когда пути расходятся, просто физически уже сложно поддерживать тесные связи. Я о себе говорю – быть может, у кого-то не так.

- Чем вам запомнился последний курс в Политехе?

- Тем, что это была уже не столько сама учеба, сколько то, что начались первые эксперименты с практикой – собственно, то, ради чего мы учились пять лет. Мне очень понравилось преподавать. Нас распределили по группам, и я поняла, что это прямо мое. Мы были почти ровесники студентам, и конечно, это добавляло веселья, когда к ним пришли такие молодые практикантки. Тем не менее я утвердилась в том, что пойду в Политехе в аспирантуру и буду продолжать здесь работать. И до наступления «семейных обстоятельств» – замужества и рождения первого ребенка, я практически пять лет провела здесь уже в качестве преподавателя.

Саша АЛМАЗОВА

На последнем курсе началось то, ради чего мы учились пять лет. Мне понравилось преподавать, поняла, что это прямо моё


- Что именно вам нравилось в работе преподавателя?

Я работала на разных факультетах, то есть была возможность пообщаться с разными студентами – и технических специальностей, и гуманитариями. Несмотря на небольшую с ними разницу в возрасте, работа шла плодотворно, и я получала от нее удовольствие. Всегда старалась нестандартно подходить к занятиям. Наверное, в силу того, что параллельно еще занималась творческой профессией. Это не значит, что мы танцевали на партах и пели, но я старалась что-то интересное вносить, а студенты меня вдохновляли. Было приятно видеть, что в Политехе учатся талантливые и замечательные ребята, которые, как бы пафосно это не звучало, в перспективе могут составить яркое будущее нашей страны. Чего не отнять, это именно глубины знаний, которую здесь можно получить. Особенно старательно грызли гранит науки те, кто приехали из глубинки.

В процессе преподавания я написала пособие, которое удалось протестировать на своих студентах технических специальностей. Разработала авторскую методику, фишка которой была в самом материале – песни или фильмы, оригинальные задания и упражнения – все то, что, на мой взгляд, ближе и интереснее студентам, нежели какие-то устаревшие и неактуальные тексты. Мы обсуждали фейсбук, твиттер, новости читали с международных сайтов и так далее. Все это удалось потом систематизировать, включить в пособие и взрастить в диссертацию. Одним словом, мне нравилось преподавать, и я думаю, что в дальнейшем занималась бы этим с удовольствием, если бы не другая еще одна очень любимая деятельность.

- Но прежде чем мы к ней перейдем, давайте поговорим про аспирантуру. Кто был вашим научным руководителем?

- Заведующая нашей кафедрой Мария Алексеевна Акопова с которой у нас были замечательные теплые отношения. В силу того, что она много общалась с моей мамой, что уж скрывать, воспринимала меня, как родственницу. Очень помогала, но в то же время настраивала меня на то, что, раз уж у меня такие «генетические» склонности, то я всё должна делать сама. Мария Алексеевна давала мне большое поле для того, чтобы я сама что-то исследовала. В итоге у меня получилась довольно нестандартная диссертация, которая называлась «Актуализация воспитательного и развивающего потенциала дисциплины “Иностранный язык” в неязыковом вузе».

- Сколько себя помню, всегда пыталась совместить несовместимое. Вот и в диссертации получилось совместить две мои любимые сферы. Я исследовала песни американских исполнителей – в основном джаз, поскольку сама им занималась. Это очень разноплановая музыка, которая содержит в себе много культурных аспектов, и сама по себе является интересным материалом для изучения не только языка, но и культурного контекста. Чтобы слушать любую музыку, нужно иметь в голове какие-то определенные винтики, но чтобы слушать джаз, нужно иметь целый механизм. Поэтому если вы не знаете, что было до нее, откуда вообще появился джаз, конечно, вы не сможете его оценить, понимать и любить эту музыку.

- Саша, кто по жизни были вашими учителями?

- В первую очередь, конечно, мои родители. Я всегда много об этом говорю в своих интервью по музыкальной части, потому что, конечно, влияние родителей было абсолютно естественным. Сейчас, будучи мамой сама, я понимаю, насколько ребенок впитывает то, чем живут его родители, их интересы, их работу, их настроение. У нас папа очень творческий человек, писатель достаточно известный, в свое время был бардом. Папа, может быть, даже специально ничего не делал, но куда-то брал меня с собой, что-то рассказывал, какую-то музыку слушал – и все это мною быстро впитывалось.

Кроме того, много времени в детстве я провела на работе у мамы в окружении преподавателей. Бесконечно пила чай в лаборантской с конфетами и печеньем. Не могу сказать, что мама прямо вот садилась и занималась со мной английским языком – это скорее было по какому-то вдохновению с ее стороны. Но я смотрела на нее, видела, как она всем этим живет, как летает на крыльях любви к своим студентам – и все это тоже фиксировалось моим подсознанием. Мама, несмотря на то, что научный сотрудник и занимает высокую должность в таком уважаемом вузе, она на самом деле тоже очень творческий человек, такой массовик-затейник! Я думаю, что она тоже могла бы стать звездой шоу-бизнеса. Но судьба распорядилась так, что весь свой творческий потенциал она воплотила именно в своей работе. И маме удалось меня вдохновить и на изучение языков, и на преподавательскую деятельность.

В детстве я много времени посвящала изучению языков – и в школе, и дополнительно. Сейчас понимаю, что пойти по маминой стезе в плане образования было правильным решением, потому что, если бы пошла получать профессиональное музыкальное образование, это принесло бы меньше плодов. На мой взгляд, в той сфере, которой я занимаюсь, образование не очень сильное у нас в стране. Я говорю об авторской музыке, о джазе, который для нас до сих пор является экзотикой, поэтому соответствующее образование следовало бы получать как минимум в Европе или Америке. Поэтому рада, что в какой-то степени пусть и под уговорами родителей, которые мне объясняли, что нужно получить «понятное и стабильное образование», а языки, лингвистика – это специальность, которая от меня никогда не уйдет, я пошла по маминым стопам.


Родители мне объясняли, что нужно получить «понятное и стабильное образование». А лингвистика – это специальность, которая от меня никогда не уйдет


Но музыка и преподавательская деятельность никогда друг другу не мешали, а очень плавно соседствовали. И опять же, глядя на свою маму, могу сказать, что преподавание и сцена имеют много общего. На самом деле это очень хорошая профессия для женщины – быть преподавателем.

- А быть певицей?

- Вот быть певицей – это уже вопрос. Потому что понятие востребованности, успешности очень относительно. А преподавание – это такая стабильная, быть может, не супервысокооплачиваемая, но все-таки хорошая и уважаемая профессия.

Саша АЛМАЗОВА

- Идти в аспирантуру тоже, наверное, мама посоветовала?

- Когда ты еще молодой и спокойно к этим сессиям относишься, учеба дается нормально. Но когда ты уже пять лет отучился, и тебе снова надо что-то сдавать, это тяжело. Поэтому диссертация для меня была немножечко кошмаром. Единственное, почему я это сделала и пошла до конца, просто потому, что было обидно, что столько уже училась, собирала материалы – я же много тестов проводила, для диссертации обязательно нужна была статистика, и я понимала, что из принципа должна довести это дело до конца. Хотя и маме часто высказывала, что мне вообще это не нужно – у меня гастроли! Но в итоге решила, что раз уже столько сделано, то ладно – защищусь. Всегда шучу, что диссертация – это как в компьютерной игре, прошел какой-то уровень – и сохранился. Вот и я надеюсь, что, защитившись, я «сохранилась». Но если нет серьезных научных амбиций и ты не идешь по этой стезе уже профессионально, то, по большому счету, звания не имеют значения.

- Вы намекаете, что это ваш случай?

- Вообще, сейчас в подходах к науке, образованию все настолько изменилось. Наступило время междисциплинарных специальностей, когда быть узким специалистом уже мало кому нужно. Недавно зашла на англоязычный сайт и смотрела список будущих профессий. Встретились какие-то потрясающие названия из области фантастики и Джорджа Оруэлла, но мне очень понравилась одна – «генератор творческих состояний». Одним словом, времена меняются, и надо это понимать. И конечно, большой вопрос еще, к чему мотивировать и подталкивать своих детей. Потому что понятно, что они будут жить в совершенно других реалиях и хочется их к этому подготовить.

- Дети у вас еще маленькие, но уже наверняка чувствуются какие-то интересы и склонности.

- Мне кажется, детям надо максимально давать возможности. Не наседать на них и заставлять, а именно показывать, какое безграничное количество интересного существует. Хочется, чтобы они были более свободными, самоориентированными. Но с другой стороны, нужно дать им все возможное. Например, моя мама, мне кажется, совершенно правильно поступала, что все равно немножечко подталкивала меня и старшего брата к тому, чтобы мы получили хорошее образование, а не ушли в какой-то творческий полет. Своим примером вдохновляла на изучение языка, ненавязчиво выкладывала какие-то там книжечки или фильмы, какие-то поездки старалась организовать. То есть хорошо, когда родители, если они сами чем-то хорошо владеют, стараются это своим детям передать. Поэтому и себя надо постоянно развивать, и детей максимально погружать в свою жизнь, а не стараться куда-то их сливать – на попечение государства и кружков. Потому что все равно в итоге всё идет из семьи.


Хорошо, когда родители, если они сами чем-то хорошо владеют, стараются это своим детям передать. Потому что всё идет из семьи


- Саша, а помимо родителей, кому и за что вы благодарны?

- Самый главный человек – мой преподаватель по музыке Ирина Алексеевна РОГАНОВА. В силу возраста сейчас она уже не преподает. Но в свое время была преподавателем с очень нестандартным подходом, начиная уже с первых встреч, когда меня в 4-5 лет привели к ней на подготовительные занятия. Старший брат уже занимался с ней в музыкальной школе, а меня привели потому, что с детства я много и с удовольствием пела и родители поняли, что мне тоже нужно заниматься музыкой. Благодаря Ирине Алексеевне я не бросила музыкальную школу, хотя было много таких попыток, а она каждый раз либо уговаривала меня, либо как-то мотивировала. Не раз были ситуации, когда, возможно, меня бы и выгнали за мое отлынивание, прогулы и лень, потому что мне, как и любому ребенку, не нравилось то «долженствование», когда на тебя давят всем этим классический искусством. Хотя музыка сама по себе мне очень нравилась. Все глубже и глубже она проникала в недра моего сознания, и именно Ирина Алексеевна была первым человеком, который рассказал мне про джаз – о его истоках, как он вообще возник, о первых исполнителях. И потом уже, когда это перестало быть обязаловкой, я стала частным образом заниматься с моим педагогом, потому что было интересно. Дальше уже пошла по самостоятельному пути развития, в том числе брала мастер-классы у музыкантов, когда поняла, что раз у меня уже концерты и все становится так по-взрослому, надо себя развивать.

Саша АЛМАЗОВА

С вокалом – это же, как в спорте. Должен быть человек, твой личный тренер, который с тобой постоянно. Не может быть такого, что ты выучился, знаешь, как что делать, и всё – до конца своих дней ты в теме и в форме. Это не так. Обязательно должен быть тьютор, гуру, тренер, учитель – как угодно можно назвать, который именно тобой занимается. И у меня есть такой человек. Это преподаватель Ирина АВЕРИНА. Как ни странно, она преподает в детской музыкальной школе. Я долго ее искала, и это был первый педагог после долгих поисков и мытарств, который проник мне в душу и с которым мы сразу сошлись. Такой педагог, знаете, когда ты приходишь на занятие, а вы просто разговариваете о каких-то физических ощущениях, которые я чувствую в процессе звукоизвлечения. И вдруг приходит осознание каких-то вещей, и вы начинаете делать то, что долго пытались, но не получалось.

Сейчас уже я не так регулярно с ней встречаюсь. Но если грядет большой концерт или гастроли, или после очередной беременности и родов, я обязательно к ней обращаюсь, чтобы проверить свою форму. Она меня распевает, говорит, на что обратить внимание.

- Получается, что в музыке, как и с научным руководителем – здорово, что вам посчастливилось найти «своего» наставника!

- Но мои самые главные учителя – это моя группа. Группе уже практически 15 лет, и это настоящий институт в самом лучшем понимании этого слова. Потому что за этот срок, который составляет фактически половину моей жизни, мы вместе с группой прошли все, что можно. Прежде всего, профессиональный и личностный рост, потому что все это начиналось со студенческого междусобойчика, когда нам просто хотелось заниматься творчеством и тусоваться с друзьями и единомышленниками. Нам нравилась музыка, нравилось слушать джаз, мы вместе куда-то ходили, а потом друзья узнали, что я пишу песни, и мы решили что-то свое сделать. Со временем это начало приобретать все более профессиональное звучание, и, соответственно, стали уже приходить люди другого уровня, профессиональные музыканты. Сейчас у меня в группе одни из лучших представителей джазовой сцены Санкт-Петербурга, а может, и всей России. Я долго шла к тому, чтобы их заслужить.


У меня в группе одни из лучших представителей джазовой сцены Санкт-Петербурга, а может, и всей России. Я долго шла к тому, чтобы их заслужить


- Саша, в этом году Политех отмечает 120-летие. Что бы вы пожелали тем, кто здесь учится или только планирует сюда поступить?

- Боюсь прозвучать банально, но есть известная всем фраза Стив Джобса, которую он произнес, выступая перед выпускниками Стэнфорда, Stay hungry, Stay Foolish. Думаю, что это самое важное для молодых людей в наше время, да и вообще в любое время. И здесь далеко не про физический голод, а про голод ума, интересов. Это относится и к учебе – необходимо пробудить в себе голод до знаний, и всю жизнь учиться чему-то новому и интересному, не останавливаться на достигнутом, идти вперед, оставаясь «голодным». Никогда нельзя думать, что ты уже добился совершенства в чем-то, даже если ты давно этим занимаешься. Надо быть бесконечно голодным до знаний, до чего-то нового, но не надеяться, что тебе это кто-то положит в твою коробочку в голове, а самому трудиться, слушать себя и стараться дойти до истины. Всегда прислушиваться к себе и понимать, к чему ты стремишься, что тебе интересно и чего ты хочешь. Если постоянно себе такие вопросы задавать, то будешь уверенно идти вперед. И неважно, молодой ты или нет, 80 тебе лет или 18. Главное никогда не останавливаться.

Саша АЛМАЗОВА

Не знаю, в каком мире будут жить наши дети, потому что, когда я преподавала, уже тогда поражалась, насколько быстро все развивается, что даже студенты, которые всего на пять лет меня младше, уже совершенно другие, и мы говорим на разных языках. Есть такое модное слово «осознанность». Вот я хочу пожелать молодежи всегда делать осознанный выбор, потому что на самом деле редко кому это удается, слушать себя и заниматься по жизни тем, что действительно хочешь. Жизнь дается один раз, и потратить ее впустую на скроллинг ленты в телефоне – это на самом деле очень грустно.



Беседовала Инна ПЛАТОВА. Фото: Алексей СМИРНОВ и личный архив Саши АЛМАЗОВОЙ
(Фото: Дуся СОБОЛЬ, Дмитрий ПЬЯНКОВ, Катя КАТОЧЕК)