Спецпроект «НАШ ЧЕЛОВЕК»

15.10.2018 1945

Юрий ЛЕВЧЕНКО

Историю делают люди. Поэтому нет ничего удивительного, что в жизнь даже одного человека может уложиться пусть небольшая, но эпоха. Так и получилось с нашим первым героем – Юрием Анатольевичем ЛЕВЧЕНКО. Он выпускник Физмета, но пошел совсем по другой стезе. В том году, когда закончил институт, Политеху исполнилось 75 лет. А спустя годы сам принимал активное участие в подготовке уже к 100-летнему юбилею вуза. Символично, что и сейчас – в год, когда университет отмечает 120-летие, именно он вместе с руководством вуза со сцены приветствует первокурсников, и именно с его интервью мы начинаем цикл публикаций о знаменитых выпускниках Политеха.

Девяностые годы, многим запомнившиеся очередями возле пустых гастрономических прилавков, стали тем временем, когда началась банковская реформа. На его глазах создавалась российская банковская система и прошли все этапы ее становления, поэтому для банковского сообщества Санкт-Петербурга Юрий Анатольевич – это человек-легенда. В учебники экономики наверняка попадет период, когда он был в числе руководителей «Промышленно-строительного банка». И во многом, благодаря в том числе и ему, банковский сектор Северо-Запада сегодня один из самых устойчивых и надежных в стране. Даже в обычном разговоре взвешенный, осторожный и тщательно подбирающий слова, Юрий Анатольевич и к своей работе всегда так относится. Потому что знает: репутация – один из основных капиталов.

О роли хорошего инженерного образования и «правильных» учителей по жизни мы поговорили с человеком, которого смело можно причислить к нашим выдающимся выпускникам – политехникам по духу, политехникам – по сути.

Юрий Анатольевич Левченко, выпускник ЛПИ 1974 года

Юрий Анатольевич Левченко, выпускник ЛПИ 1974 года

В 1974 году закончил физико-металлургический факультет ЛПИ по специальности «Технология специальных материалов электронной техники», кандидат технических наук

Заместитель руководителя Департамента корпоративной сети – старший вице-президент Банка ВТБ, член совета директоров Санкт-Петербургской Валютной биржи, и главное – член Наблюдательного совета нашего Политехнического университета.

Меценат, член попечительского совета Эндаумент-фонда СПбПУ

Юрий Анатольевич ЛЕВЧЕНКО – на фото третий справа – на празднике посвящения в первокурсники

- Юрий Анатольевич, расскажите, как прошли ваши школьные годы и почему поступать решили именно в Политех?

- В Политех решил поступать отчасти, как и многое в моей жизни, случайно. Мне повезло, что я родился и жил в самом центре Ленинграда, а учился в школе № 222. Это Петришулле – одно из старейших учебных заведений России и первая школа Санкт-Петербурга, основанная еще в 1709 году. На выбор вуза повлияло и то, что у нас был сильный математик Борис Германович Зив, которого я до сих пор помню и благодарен ему как одному из важных учителей в моей жизни. Он известный был в городе человек, внес в преподавание математики новые творческие методики и элементы, так что в короткое время математика стала любимым предметом и для меня, и для многих его учеников. Был даже его учебник, по которому мы в школе учили математику. Еще физик был сильный – Владимир Николаевич Панкратович. Помню, когда он объяснял нам новый материал и по реакции класса видел, что, кроме отличников, мало кто чего понял, всегда говорил: «Мысль просвистела над головами!» или «Это выше уровня восприятия!»…

Вообще, школьная подготовка была сильная, и выбирал я между Госуниверситетом и Политехом. Могу сказать, что отчасти этот выбор был случайным.


Выбирал я между Госуниверситетом и Политехом. Могу сказать, что отчасти этот выбор был случайным


Так получилось, что я встретил моих школьных товарищей, когда те ехали подавать документы в институт. Узнав, что в Политех, говорю, что, мол, с вами поеду. Сели в трамвай на углу Невского и Литейного, и так я первый раз – ровно 50 лет назад, приехал в Политех. Когда поступил, выяснилось, что в нашей группе из 25 поступивших было 14 медалистов, да и остальные студенты были очень сильные.

- А что из институтской жизни вам запомнилось больше всего?

- Каждый год проводился конкурс «Лучшая группа института». Так вот на четвертом курсе мы заняли второе место, а на пятом стали лучшей академической группой! За второе место нам была положена денежная премия – 400 рублей. Тогда как раз только «Спортлото» появилось, и мы на всю сумму купили лотерейных билетов. Целые сутки провели у старосты дома, зачеркивали цифры – умаялись ужасно. Но наш выигрыш составил всего три рубля. На будущий год мы были уже умнее, и, получив целую тысячу рублей за первое место, решили больше не играть в азартные игры, а попросту разделили деньги на всех. Вышло по 40 рублей на человека.

- То есть получается, что ваши студенческие годы – как коренного ленинградца из хорошей семьи – это жизнь юноши, занятого в основном процессом познания и не обремененного семейными и прочими бытовыми проблемами?

- Ну почему же? После второго курса я женился, на третьем ребенок появился. (Кстати, моя жена, а потом и сын тоже закончили Политех.) Мы ведь всему учимся по жизни, и первый урок, который я извлек в институте, это урок трудолюбия.


Первый урок, который я извлек в институте, это урок трудолюбия


А все потому, что в первом семестре мы частично проходили то, что изучали в школе. Нам читали физику, химию и математику, которую я достаточно хорошо знал, поэтому чувствовал себя уверенно, и с посещаемостью на первом курсе было не очень. Если бы вы посмотрели в мою зачетку на младших курсах, то там почти нет четверок – только тройки и пятерки. Тройки – это когда я не ходил на занятия, а пятерки – когда ходил. Получается, что когда ты погружен в процесс, ходишь, учишься, то все хорошо. Но когда думаешь не о том – ну, был, например, период ухаживания за женой, кино там, в преферанс играли – все обычное для студенческих лет, думаешь, пропустишь день-другой – и ничего. А потом смотришь – и ты на грани отчисления.

По счастью, преподаватели были добрые, и не повыгоняли нас. Хотя были моменты, когда на волоске висел. Помню, электротехнику сдавал – такой не очень сложный предмет. Часть курса я слушал, а трехфазное напряжение пропустил полностью. А экзаменационный билет так составлен, что на первый вопрос, когда еще двухфазное, я могу ответить, а на второй вопрос – ничего. Но преподаватель-то опытный, он сразу понял, где у меня пробел, и поставил 2 балла. Я, конечно, потом все выучил, пришел и сдал на отлично. Но поставили 4, потому что пятерку после двойки ставить нехорошо.

И к концу третьего курса я наконец понял, что нужно учиться, и потом уже стал круглым отличником. Получал повышенную стипендию – 56 рублей 25 копеек, плюс еще за работу в студенческом научном обществе, плюс работал грузчиком на «Красном Октябре». В летние месяцы подрабатывал с друзьями в институте – в библиотеке и приемной комиссии. Помню, в 1969 году пришел корреспондент «Ленинградской правды», сфотографировал меня и мою одногруппницу – мы с ней работали в общественной студенческой приемной комиссии и рассказали, что входит в наши обязанности. Долго я хранил потом этот номер – ведь фото студентов второго курса Левченко и Агаповой поместили в газете! Так вот слава пришла незаметно (Смеется.).

- Чему вас научил вуз в широком смысле?

- Если коротко ответить, то эти пять с половиной лет в институте научили меня всему. Я никогда не мечтал «быть, как кто-то». Но какие-то ориентиры учителя и преподаватели мне все-таки дали. Институт – это большая человеческая школа, такое вот «человековедение» и «человекознание».


Институт – это большая человеческая школа, такое вот «человековедение» и «человекознание»


Вот что такое первокурсник? Это вчерашний школьник, который пришел в институт и учится общаться со взрослыми людьми с той позиции, что сам он уже не ребенок. Учится выстраивать общение в коллективе, начинает понимать, кто лидер, кто ему ближе. Он учится весь этот период и через пять лет выходит взрослым человеком – инженером или почти молодым ученым.

Тогда ведь какой подход был? Если у тебя диплом Политеха – это должен быть настоящий инженер, который не может не знать фундаментальные, основополагающие дисциплины. Поэтому мы изучали сопромат, теорию машин и механизмов, за время обучения штук 10 химий разных было – аналитическая, химия полупроводников, кристаллохимия, электрохимия и так далее, 2 года черчение. Сейчас ведь, наверное, никто рейсфедером на кальке не начертит то, что мы чертили – это очень трудоемко. А если ты этого не сделал, то считай, вылетел из института. Правда, мы учили еще марксизм и ленинизм, историю партии, политэкономию и научный коммунизм, конспектировали произведения Владимира Ильича Ленина – непонятное дело, но, видимо, так надо было…

Недавно мне по вотсапу шутку прислали: какое-то сложное логарифмическое уравнение и фраза «Всё жду, когда мне эта хрень в жизни пригодится». Мы так же думали, что нам это не пригодится. А ректором тогда еще был знаменитый профессор, крупный ученый Василий Сергеевич Cмирнов – он, кстати, тоже закончил наш факультет. Так вот на какой-то встрече мы со студенческим максимализмом задали ему вопрос: зачем нам впихивают ненужные дисциплины, которые для профессии, быть может, и не нужны будут? Он долго рассуждал о том, кто такой настоящий инженер и выпускник Политеха – и довольно доходчиво нам объяснил. Он должен отличаться универсальностью, иметь прочные знания базовых дисциплин и углубленное представление о мире. Поэтому я в Политехе приобрел фундамент в виде этого образования на всю жизнь!


В Политехе я приобрел фундамент в виде образования на всю жизнь


Знаете, это как если даже ты что-то забыл, оно все равно где-то с тобой. Например, вот человек умеет плавать, но даже если долго не плавал, ты его брось в воду – он поплывет. И человеку, который научился плавать, очень сложно понять, ну как так – можно утонуть? Вот у меня такая аналогия: нас в институте научили плавать.

- Почему же вы не пошли тогда работать по специальности?

- Как раз я и пошел по специальности. Сначала работал инженером во ВНИИ Электронно-лучевых приборов, потом в НПО «Электрон». Это тоже большая жизненная школа. У меня есть «теория неслучайных случайностей», согласно которой одновременно допускается два жизненных постулата: первый – все случайно, второй – ничего не случайно. В соответствии с этой теорией в 1993 году я и попал в банковскую сферу. Несколько месяцев был помощником председателя правления «Промышленно-строительного банка», мы начали создавать службы инкассации, безопасности, совершенствовать кредитные процедуры. Поочередно возглавлял сначала управление, потом дирекцию, и в 1996 году стал заместителем председателя правления. То есть уже 25 лет я фактически на одном месте работаю.


25 лет назад я попал в банковскую сферу – фактически стоял у истоков капитализма в России


Сначала наш банк располагался на Невском, 38, недалеко от школы, где я учился. До 2005-го это был «Промышленно-строительный банк Санкт-Петербурга» с 52 филиалами по всей России. Во многом мы были лидерами: в середине 90-х начали осваивать «пластик», одними из первых в Санкт-Петербурге заключили с договор с VISA, банкоматов больше всего наставили. Кстати, в метрополитене первыми появились банкоматы «Промстройбанка». Так что можно сказать, я стоял у истоков построения капитализма в России (Смеется.). Мы наблюдали весь переходный период со всеми наездами, бандитами, разборками. У меня даже бронежилет имеется – хотел выбросить, а жена говорит, оставь. На нас «наезжали» в первые годы, но «Промстройбанк» был слишком серьезным и большим, чтобы его могли проглотить, как многие другие предприятия, слишком важным, системообразующим для города и региона. В итоге мы открывали филиал за филиалом по всему Северо-Западу – Мурманск, Архангельск, Вологда, Череповец, Псков, Новгород, и потом поехали по стране – Поволжье, Кемерово, Новосибирск, и стали очень мощным российским банком. А в 2005-м нас купил «Банк ВТБ» (тогда еще он был «Внешторгбанком», ребрендинг позже произошел).

- Получается, что «Звезду Банкира» – высшую общественную награду Ассоциации банков Северо-Запада – вам дали неслучайно. Насколько я знаю, людей, получивших ее, можно пересчитать по пальцам, и они – реальные столпы банковской системы.

- За более чем четверть века работы в этой отрасли я был заместителем председателя правления «Промышленно-строительного банка», входил в наблюдательные советы ряда крупных банков. А еще был членом советов директоров крупных промышленных предприятий, таких как «Арсенал» и «Радар-ММС». Вы не поверите, но я еще и член Союза журналистов, одно время возглавлял наблюдательный совет газеты «Невское время» и попечительские советы Санкт-Петербургского Музея театрального и музыкального искусства, и даже Региональной общественной организации «Петербургские кадеты» (Смеется.)!

А если серьезно, то «Звезду Банкира» действительно дают за большой личный вклад в развитие финансово-кредитной системы. И только если заслуги человека неоспоримы, и это признает подавляющее большинство членов Ассоциации банков Северо-Запада, его кандидатура может пройти. Уверен, что награды важны для каждого, в том числе и для меня. Но намного важнее наград признание моих результатов профессиональным сообществом.

- Юрий Анатольевич, а есть что-то, что еще не сделано вами?

- В моем возрасте люди уже на пенсии бывают, а я старожил – тех, кому за 65, в банке по пальцам пересчитать. Помню, в 10 классе учитель по литературе Марианна Ефимовна Дейч, которая была женой Бориса Германовича Зива, на обороте фотографии мне написала: «Будущему артисту». Шефами нашей школы был БДТ. Актеры иногда приходили и играли для нас, а у нас был драмкружок, в который и меня записали. Мы тогда мало понимали философию произведения, но ставили не что иное, как «На дне» Горького. К чему это я? К тому, что уверен: личность должна быть гармоничной. Не должно быть дилеммы о том, «физик» вы или «лирик».


Не должно быть дилеммы, «физик» или «лирик» – личность должна быть гармоничной


Мне повезло, что я родился в Ленинграде и всю жизнь в нем прожил. Потому что даже архитектура накладывает отпечаток на личность. Когда живешь в таком городе, где есть филармония, театры, музеи – я считаю, что, просто пройдя по Невскому, уже совершеннее становишься. Вот есть такое понятие – «итальянский дизайн», все в Милан за модой тянутся. И понимаешь ведь, что не зря: люди в такой красоте выросли – они просто не могут какую-то вещь сделать некрасиво.

Как истинный ленинградец, Юрий Анатольевич любит смотреть на город с крыши здания, где расположен офис его банка

Я считаю, чтобы чувствовать себя счастливым, важно жить параллельно и постоянно что-то новое для себя открывать. Можно жить последовательно: окончить школу, например, институт, аспирантуру, работать не покладая рук лет 30, а потом выйти на пенсию и начать ходить в музеи, театры, начать чем-то интересоваться. Я cвою гуманитарную сферу стараюсь поддерживать всю жизнь. И даже по роду деятельности, поскольку курирую в банке вопросы благотворительности и спонсорства.

- Многие, кто знаком с вами, говорят о вашем особом отношении к культуре.

- Еще Карл Маркс высказал мысль, что банковские работники поневоле, в силу специфики своей профессии вынуждены быть разносторонне образованными и эрудированными людьми, потому что им приходится иметь дело с самыми разными сферами человеческой деятельности. Я тоже считаю, что люди, которые работают в банке, обязаны понимать и ценить искусство, понимать красоту и гармонию. Еще раз повторю, что мне очень повезло родиться и вырасти в Петербурге и быть знакомым с выдающимися людьми – все они люди искусства. Это дирижеры Юрий Хатуевич Темирканов, Валерий Гергиев и Марис Янсонс, балетмейстер и художественный руководитель театра Борис Эйфман, хореограф, педагог и сценарист Олег Михайлович Виноградов, художники Алексей Талащук и Виктор Ямщиков, художественные руководители БДТ имени Товстоногова и Театра Комиссаржевской Андрей Могучий и Виктор Новиков, искусствовед Владимир Александрович Гусев. Трудно всех перечислить. Я не смею назвать их всех своими друзьями, но безмерно благодарен каждому за бесценные минуты и часы общения. Потому что у талантливых людей всегда есть чему поучиться.


У талантливых людей всегда есть чему поучиться


- Очевидно, что в плане таких по-настоящему выдающихся друзей вам повезло!

- Да, кстати, я учился на одном факультете с нынешним ректором Политеха Андреем Ивановичем Рудским. Горжусь дружбой с ним, а также тем, что выпускник моего факультета стал академиком! Это, безусловно, выдающийся результат. Да и вуз с ним на подъеме.

- Раз уж мы начали вспоминать однокашников, у нашего спецпроекта будет традиция: каждый спикер должен передать «черную метку» кому-то из тех, с кем учился, с кем был наиболее дружен или попросту кто более всех ему запомнился. А мы этих людей разыщем и постараемся сделать с ними интервью.

- Когда-то мы с однокурсниками собирались на 20 лет окончания института, потом на 30. Помню, когда было 30, мы в Химкорпусе собрались, а там шумели в соседней аудитории. Сказали, там те, кому уже 40. Я подумал, надо посмотреть, какими мы будем через 10 лет, и пошел туда. Открыл дверь, заглянул, посмотрел на этих людей – а тут уже и самим 40. А теперь уже и 50 лет стукнуло с момента поступления. Серьезная наступила цифра совершенно неожиданно. И народ, к сожалению, уходит…

Безусловно, выдающихся людей среди политехников много. На слуху те, кто возглавляют крупнейшие кампании. Это Виталий Савельев – генеральный директор «Аэрофлота», Владимир Скатин – в свое время он был председателем правления «Промышленно-строительного банка», а сейчас – заместитель председателя правления Банка «Санкт-Петербург», Александр Владимирович Эмдин, также в свое время руководивший «Промышленно-строительным банком», а сейчас – главный финансовый директор в «Илим Палп». Но эстафету, которую вы назвали «черной меткой», я бы передал Михаилу Эдуардовичу Осеевскому – руководителю «Ростелекома». Мы с ним не один год отработали и в «Промстройбанке», и в ВТБ. Кроме того, он хорошо известен петербуржцам как вице-губернатор в правительстве Валентины Ивановны Матвиенко.

- Юрий Анатольевич, а как вы восстанавливаете силы после работы, как проводите свободное время?

- Единственный способ, известный мне, способствующий восстановлению сил – это переключение рода деятельности. По своей природе я – коллекционер. Много читаю. При возможности ходим с женой в театр, на выставки. Дача, природа, дети, внуки – все как у всех, никакого секрета нет. Кошек люблю, у меня дома всего одна кошка, но я понимаю Юрия Антонова, у которого их семь. Избитая истина заключается в том, что человеку столько лет, на сколько он себя чувствует. И мне кажется чрезвычайно важным поддержание в себе ощущения молодости, загруженности, нужности. Считаю, что здоровый оптимизм способствует умственному и физическому долголетию.

С высоты на город открываются потрясающие виды

- Ну а что же для вас является самым большим достижением в жизни?

- Наверное, оно заключается в том, что я живу в гармонии с самим собой. Занимаюсь интересным делом. Люблю свою семью и друзей. Бог дал мне умение видеть и ценить прекрасное, наслаждаться природой, Петербургом. Но надеюсь, что все еще впереди. Ведь еще так много в этой жизни хочется узнать, сделать, постичь.

Беседовала Инна ПЛАТОВА